Главная » 2011 » Июнь » 23 » 1992 год. Лекция №2. Часть 1 из 2
16:25
1992 год. Лекция №2. Часть 1 из 2

Критерии к основным законам диалектики.

Приступаем к основным понятиям, которые нам понадобятся при анализе нашего материального мира. Его эволюция, изменения рассмотрены в огромном количестве работ, посвященных геологии, биологии, физике, химии, т.е. то, что мир эволюционен, не сомневается никто. Естественно, что, осмысливая эти процессы эволюции, философы сформулировали основные законы этого развития, т.е. законы диалектики. И этот диалектический принцип дал очень хорошие результаты, позволил оценить направленность этого развития, оценить темпы этого развития, как-то расклассифицировать понятия. Но произошла парадоксальная вещь.

Законы диалектики, которые определяют, действительно, все принципы нашего развития, не имеют никаких критериев. Закон количественно-качественных изменений, но не предложено ни принципов привнесения качества, ни принципов привнесения количества вот в эволюционирующий объект. Почему он стабилен? А почему он становится нестабильным? Почему он развивается до определенного размера, формы? Почему он сохраняет свое содержание длительное время или почему меняет свое содержание? Но нет критериев. Закон количественно-качественных изменений не имеет ни количества определенного, ни качества. Что привносит, как сориентироваться, как применить его как саму основу этого процесса? — невозможно. Следовательно, пока не сформулирован принцип закона количественно-качественных изменений в виде строго формализованного критерия — это еще не закон. Он действует, с непреложностью и в тоже время мы его не используем, т.е. самые основные законы мы не используем.

Закон неуничтожимости симметрии. А что не должно уничтожаться, какая симметрия? Пьер Кюри сформулировал некоторые положения, но это касается, как мы дальше увидим, только внешней симметрии и то, так сказать, в самом первом приближении. И мы вернемся к прежнему пониманию симметрии, как симметрия, как взаимосвязь и взаимозависимость частей целого. Так раньше древние понимали симметрию — взаимосвязь и взаимозависимость частей целого. Сегодня — это узкая область практически теории множеств и фактически лишь там она и существует сама по себе, но в лучшем случае, ее используют для орнаментов каких-то, для создания фресок, предположим, или еще чего-то, но никак не для развития. Хотя симметрия, очень фундаментальный принцип, независимый от волюнтаризма исследователей. Если уже пространственная группа существует, вот эти, предположим, 7 гвоздик, значит, она существует, она вот такая и другого нет.

И, следовательно, мы должны будем с вами определить место симметрии, как части целого. Ну, хорошо, симметрия привносит качества, а что же привнесет количество? Ведь нам нужно еще к качеству и количеству присоединить и эволюционность, т.е. поступательный принцип развития и изменение внутреннего и внешнего, и соблюсти закон неуничтожимости симметрии и закон единства, и как говорили раньше, и борьбы противоположностей, но я считаю, что необходимо этот термин употреблять в другой редакции — закон единства и эволюции противоположностей. К ним нужны критерии. Можно ли найти что-нибудь в нашем мире, естественно, другого у нас пока нет, чтобы использовать как критерий к закону количественно-качественных изменений. Что будет количеством и как привнесется в это количество качество?

Вообще говоря, об этом думали очень давно, и математики прошлого были очень близки к решению этого вопроса. Ведь тогда не разделялась чистая математика и физика, они не отделялись, физика была, ну как бы, обязательно математикой, и математические законы должны были быть объяснены и где-то применены в нашем физическом мире, было требование. Затем математика отделилась, стала чистой наукой, стала приобретать все больше и больше абстрактность. Много математических принципов было выработано, развитие прошло огромное фактически математики и многие области ее вообще нигде не применимы, существуют сами по себе. Но когда шло требование применимости вот этого, то математика, опирающаяся, безусловно, на число, она задала себе вопрос, или, вернее математики, занимающиеся этим — а что же такое число и вообще, что такое простое число?

И очень многие выдающиеся математики прошлого, великие математики занимались простыми числами, они искали формулы, по которым можно получить большое количество простых чисел, рассчитать, т.е. создавали многочлены, которые давали в конечном итоге целый ряд последовательно, при изменении, скажем x , давали целую серию простых чисел. Но потом этот ряд обрывался, и вновь шли непростые числа, затем вновь простые, что-то, так сказать, менялось. Поиски были самыми разнообразными, и тут можно было бы говорить очень много об этом, о поисках математиков в области простых чисел. Но, что ведь самое главное в них? Это их стабильность. Простое число, любое, будь то 5, 7, 13, 23, они делятся только сами на себя, они не состоят из более мелких единиц, кроме исходной единички, т.е. на 1 и сами на себя, т.е. они состоят из определенного числа единиц и все. 10 — мы можем представить, как 2 раза по 5 и 5 раз по 2. Но невозможно представить себе вот в одинаковых числах 13, невозможно 23, это стабильные множества. Но ведь и весь мир состоит из стабильных множеств. И огромное количество этих стабильных множеств перед нами, т.е. 5-палость у огромного количества земных существ, великолепная 7-ка, 7 шейных позвонков у всего млекопитающего мира, будь то мышка или жираф, 7 шейных позвонков, ни одним больше, ни одним меньше. И вообще магия вот этих простых чисел, она завораживает.

Следовательно, как стабильные комбинации они суще;ствуют, но и мир ведь стабилен. Стабилен человек, пока существует, пока живет, т.е. у него остается определенное количество и не меняется, скажем, основных частей его «Я» не меняется. Может у кого-то что-то и меняется, мы увидим потом, но для нас это пока незаметно. Стабильна Земля как планета, стабильно количество планет или компонентов в нашей Солнечной системе и т.д. Стабильно в определенных, так сказать рамках, количество нуклонов в ядре, стабильно количество электронов в той или иной комбинации химических элементов, т.е. всегда есть место стабильности.

Следовательно, одно их качеств, которое должно привноситься в этот закон — стабильность есть. И если посмотреть на числовую последовательность с этих позиций простых чисел, то нетрудно увидеть, что перед нами, вот здесь показано, синим — простые числа: 1, 2, 3, 5, 7, 11, 13 и т.д., которые составляют часть всей последовательности, и они стабильны. И вот здесь фигурирует цифра между ними. Т.е. для того чтобы перейти от одной стабильной комбинации к другой, нужно строго определенное количество цифр, допустим, к 7 я могу добавить только 4 единицы, и тогда она становится стабильной комбинацией — 11. К 11 достаточно добавить 2 единицы — у меня получится стабильная комбинация13, к 13 я должен добавить 4 единицы, и тогда у меня получится стабильная комбинация — 17. Т.е. вот сюда я могу добавить только определенное количество единиц, ни одной больше, ни одной меньше. Если я к 7 добавлю 1, у меня нестабильное множество, нестабильная комбинация. Следовательно, перед вами принцип перехода одной стабильной комбинации в другую через присоединение энного количества единиц, ни одной больше, ни одной меньше, все строго подчинено этому правилу. Т.е. любой переход от 23 к 29 он жестко санкционирован 6-ю единицами, ни меньше, ни больше я не могу добавить.

Следовательно, если я скажу, что это принцип перехода из одной стабильной комбинации в Мире в другую, то шаг этого перехода в каждом случае определен, он жестко закономерен, хотя и неодинаков. Но он, наверное, и не должен быть одинаков, и не должно быть равенство, чтобы везде, скажем, двоечками добавлялось или четверочками, или десятками, нет. Именно его диалектичность в том, что на каждом уровне, созданная комбинация требует для перехода вновь в стабильную другую, иное количество единиц. В этом и есть его диалектичность. Следовательно, можно сразу предложить, что простые числа суть стабильные комбинации, стабильные множества, которые жестко фиксируют ту или иную стабильную совокупность. И сразу возникает вопрос — а нельзя ли эту стабильную совокупность совместить просто с числовой последовательностью? Вот здесь зеленым цветом показаны цифры, будем говорить, простой числовой нашей последовательности: 1, 2, 3, 4, 5, 6 и т.д. Т.е. это обыкновенная числовая последовательность. В результате вот такого совмещения получается, что в результате первой операции, т.е. единичка, полагается здесь как основа, возникает стабильная комбинация — 1. Добавив 1, вот в результате этой второй операции — 2, добавив 1 , в результате третьей операции мы получаем — 3, добавив 2 единички, в результате четвертой операции получаем — 5, и в результате еще 2 единички — 7, 4 — 11 и т.д. Совершенно очевидно, что сразу бросается в глаза, что 5-ая стабильная комбинация возникла в результате четвертой операции, в результате 5-ой — 7-ая, 7-ой — 13-я, 13-ой — 37-ая, 37-ой — 151-ая стабильная комбинация. И у нас с вами исчезла просто числовая последовательность, перед нами критерий к закону количественно-качественных изменений. Именно количества, сколько нужно добавить, чтобы получилась следующая стабильная комбинация. Но в силу того, что мы видим вот такое соответствие, возникает тут же соблазн вспомнить о спиральности любого развития и свернуть эту последовательность в спираль, так чтобы над номером операции располагалась стабильная комбинация. Т.е. что это значит, вот номер операции, допустим 5, в результате добавления 2 единиц, возникает стабильная комбинация — 7, следующий уровень, скажем, в результате возникновения вот 7-ой операции нужно добавить энное количество единиц, чтобы возникла стабильная комбинация 13, т.е. 5, 7, 13, вот так как оно идет. Вот здесь у нас расположено с 7 до 13 — 6 единиц, из которых 4 возникнут вот здесь, 6-ая операция дает стабильную комбинацию — 11, 7-ая — 13, все, т.е. мы с вами исключили фактически из числовой последовательности наличие каких-то, будем говорить, случайных, незакономерных, казалось бы, или просто ничем необоснованных элементов.

У нас есть номер операции и создаваемая им стабильная комбинация. Номер операции — это шаг, это каждый конкретный шаг по созданию стабильной комбинации, т.е. никаких случайностей здесь нет. Но и спиральность сразу, так сказать завораживает, потому что вытекает из этого принципа, не надо привносить никаких новых критериев, никаких новых начал, все лежит вот здесь — в этой спирали, в самой в ней, стабильная комбинация постепенно развивающаяся, переходящая во все новые и имеющие строго определенный шаг. И этот шаг становится основой для будущих стабильных комбинаций. Они тоже не возникают просто так, сначала должна возникнуть операция, т.е. предыдущее входит в будущее, будущая стабильной комбинации. Естественно, что вот это одно, сразу дает огромное преимущество нам в оценке.

Если свернуть в последовательность вот в такую спираль, то какие цифры оказывают на одной (я в дальнейшем их буду называть осями) оси — 5, 7, 13, 37, 151, ведь это же сакраментальные цифры, т.е. все фантастически важны, и 5, и 7, и13, и 37, как критическое число, 151 это так сказать далекое несколько, мы, может быть, не считаем его, ибо не имеем примеров, скорее вот таких проявлений. Но ведь и другое, сразу возникает соблазн что-нибудь посчитать, скажем, у нас есть 5 пальцев на правой руке и 5 пальцев на левой руке — 10, 10 — на ногах, значит, всего 20, 10 — правых, 10 — левых, или 10 — передних, 10 — задних. Операция 10 создает стабильную комбинацию — 23, а у нас с вами 23 пары хромосом, уже намечается что-то. Пятипалость, 7 шейных позвонков, которые у нас с вами, значит, оказываются, связаны, т.е. это какие-то множества стабильные, присутствующие в нашем «Я», как часть целого. Конечно, сам принцип применения, принцип счета, дальше можно будет уже показать, скажем, число изотопов стабильных всего во всех химических элементах их строго определенное количество — 281, мы дальше это увидим, это стабильное число, простое число. Всех элементарных частиц, основных частиц, мы тоже это увидим — 37, стабильных, если считать протон и антипротон, достаточно стабильными, поскольку они участвуют в строении химических элементов, их — 13, т.е. 6 — нейтрино, гамма-квант, электрон, позитрон, протон, антипротон, нейтрон, антинейтрон. Не надо ничего ни придумывать, ни притягивать, их строго определенное количество, не нужно ни одного лишнего. Но уже это позволяет сразу говорить, что критерий стабильности комбинаций работает и совпадает именно с простыми числами. Сколько их будет, какие этапы мы будем проходить, проходя через 13 и т.д., это уже вопрос другой, это вопрос применения этого принципа, но не вопрос принципа самого, т.е. принцип совершенно однозначный. Есть совершенно независимый от волюнтаризма исследователей критерий к закону количественно-качественных изменений.

На определенном этапе эволюции создается строго определенное количество и стабильных элементарных частиц, и стабильных частей целого какого-то, и стабильность самой комбинации и т.д. Вот на какую последовательность это пройдет, в результате какого шага это произойдет, это и определит, когда же этот шаг начался. Если мы начинаем с 10 — число хромосом, то ясно, что этот шаг уже начался после того, как возникли элементарные частицы, ибо элементарные частицы начинаются с 5, а у нас первая стабильная комбинация в результате (3-х первых, они вообще особые) возникает как 5, вот в результате 4-ой операции, 4-ая операция дает стабильную комбинацию — 5. И эта ось: 5, 7, 13, 37, 151 и т.д., она главная в этой последовательности, она самая ранняя, с нее все начинается. Следовательно, то, что попадает на вот эту ось, оно имеет преимущества, ибо заложено очень глубоко, очень далеко, в самом фундаменте нашего Мироздания. 13 стабильных частиц, 37 — общее количество и, конечно, там есть место и 5, и 7, но мы рассмотрим это потом.

Это уже сразу дает ключ ко многим, многим процессам. Совпадает он со стабильными операциями, как выбрать сами единицы, это уже вопрос другой, тоже рассмотрим. Но стабильные комбинации, зафиксированные в простых числах — это и есть то, что определяет принцип состояния того или иного.

Если мы уже упомянули хромосомы, то, естественно, тут сразу возникает вопрос, как же мы по отношению, скажем, к обезьянам? И ответ совершенно однозначный. У нас с вами 23 пары хромосом. 23· 2=46 хромосом, у обезьян 47 — стабильная комбинация. И мы знаем прекрасно, что синдром Дауна, или «обезьянья» болезнь, это появление лишней хромосомы в наших делящихся клетках. Следовательно, путь перехода от 46 к 47 сопровождается дебильностью, выпадением целого ряда качеств. Это не наш путь с вами. И никак наоборот, не мы с вами произошли от обезьяны. Это нисходящая ветвь, прошедшая этот уровень. Мы по уровню стоим на другой ступени. Они уже его проскочили, поздно. А кому не поздно? Допустим, отдельные виды там комаров, у них всего 4 хромосомы. У пшеницы есть 3 вида: 7, 14, 21 хромосома. Т.е. это идет, какой то ряд последовательности изменения свойств. Крысы, вот у них 13 хромосом, у них есть перспектива, они стоят на главной последовательности, и агрессивность их, жизнеспособность она огромна. Вот где Природа нам подготовила смену. И если мы с вами не отстоим себя, нас просто-напросто вычеркнут и заменят кем-то иным. Да, они разовьются, да, может быть, затем они пройдут какие-то, мы посмотрим, как они будут развиваться, т.е. четко сформулируем это. Но с количественных позиций нам уходить с нашей ступеньки, на которой мы сегодня находимся уже совершенно очевидно, нельзя, мы потеряем, ничего не приобретая, т.е. это совершенно однозначно. Критерий позволяет оценить, где, какой вид живых существ находится, на каком этапе, какие он может сделать шаги в своем эволюционном развитии. Биологи давно установили, что, допустим, пытались оценить, являлись ли мамонты предками наших слонов и сделали совершенно однозначное заключение — нет, не являлись, у мамонтов число хромосом оказалось больше, чем у слонов. Ответ однозначный, ибо в биологии идет набор числа хромосом при изменении, при переходах каких то, не уменьшение, не получается. Да и трудно себе представить, чтобы из клетки можно было бы просто так вытащить энное количество хромосом, да и зачем? Когда можно взять более низкий уровень и затем перейти на более высокий. Вот, пожалуйста, оценка и сразу, что вы хотите получить с этих позиций, какой уровень эволюции.

Когда сейчас говорят о биологических экспериментах, вот это положительно, это отрицательно, простите, а кто сравнивал с общим принципом стабильных комбинаций, с путем перехода от одного к другому? А если вы создадите сегодня такую стабильную комбинацию, которая будет выметать нас с вами, кому это нужно? Человечеству? Или, скажем, вы создадите, что-то такое, что убивает какой-то другой вид живых существ, ведь они же вымирают. Они, конечно, не только по этому вымирают, там целый ряд причин, и мы некоторые будем рассматривать. Но мы вмешиваемся вот в этот процесс, создаем огромные какие-то биологические производства, и таким образом перераспределяем принцип стабильных комбинаций и количество их в целом на планете Земля. Кто оценил, насколько это нам вредит? Нам, Человечеству. Увы, этого нет. Но вот с этих позиций можно подойти к этому вопросу и решить его.

Давайте посмотрим еще один аспект. Ведь, если у нас, может быть, (вот допустим, как здесь нарисовано) левая спираль развития, совершенно очевидно, по законам симметрии должна быть и правая. Не просто так у нас левая и правая рука, и вообще левизна и правизна в этом мире сплошь и рядом. Значит, должно быть 2 типа спиралей, и, следовательно, должны быть еще какие-то моменты, которые нам нужно учесть. Анализ показал, что нам нужно обязательно здесь учитывать внутреннюю и внешнюю, т.е. такой фундамент иметь, который у нас определяет внутреннее и внешнее, правое и левое. Есть ли что-нибудь вот из независимых сущностей каких-то, которых, увы, не так много? Стабильные комбинации и законы симметрии — это независимые сущности, стабильные. Но мы увидим, как из них вытекают другие, но вообще-то симметрия, как принцип набора определенных множеств — это тоже часть вот этих стабильный комбинаций. И симметрия вообще сама по себе сплошь и рядом имеет большущее количество стабильных комбинаций. Всего у нас — 230 кристаллографических видов симметрии. Но они слагаются из 2-х множеств — симорфные группы и несиморфные, 73 и 157, это простые числа. И дальше можно было бы приводить огромное количество примеров, как симметрия, которая рассматривается вот во всех учебниках, и во всех кристаллографиях, и вообще пространственные группы они строго подчиняются вот этому закону количественному, они, как составная часть входят. Но как их применить? Ведь семиконтиниумы , 7 предельных групп симметрии, сформулированных Пьером Кюри — это та стабильная комбинация, которая получается в результате определенного вида. Мы еще к ним вернемся и более подробно на следующем этапе. А сейчас нам нужно как-то привести правые и левые, внутренние и внешние, может быть еще какие то качества к чему-то единому. Да и последовательность вот эта наша с вами, она начинается с 4-ой операции, создающей 5-ую стабильную комбинацию. Значит, впереди есть еще 3 цифры и сама 4, т.е. 4 единицы. Но поскольку я занимался законами симметрии, в силу своей профессии, возникла мысль, а нельзя ли какой-то вид симметрии или пространственную группу присоединить сюда, оказалось, что прекрасно можно.

В 1956 академик Белов опубликовал работу, в которой рассмотрел группы пространственной антисимметрии. И в числе фигур, которые получались в результате антисимметрических преобразований и симметрических тоже, был получен антисимметричный тетраэдр. Этот антисимметричный тетраэдр представляет из себя вот такую фигуру, у нас она была когда-то такая упаковка, молоко расфасовывать, другие продуты, некоторые жидкости, так сказать, значит, вот в виде таких фигур. Чем она интересна? Когда она антисимметрична, она имеет 2 черные вершины и 2 белые вершины. Но одновременно она имеет еще и правое, и левое, т.е. в группах антисимметрии это и приводится всегда, как пример, правого и левого, внутреннего и внешнего. Если мы возьмем обыкновенную перчатку, и применим вот эти преобразования, то мы будем иметь, допустим, верх у нас белый, естественно черная — внутренняя составляющая у этой фигуры. Если мы вывернем перчатку наизнанку, т.е. вовне выведем какую-то черную сущность, то мы получим или правую, или левую. Давайте посмотрим, что это будут за сущности, какие возникнут составляющие.

Вот такой антисимметричный тетраэдр, в котором, допустим, эти вершины у нас черные, а вот эти белые. Значит, эти белые составляющие, а вот эти черные. Если я выверну черную правую, то получу белую левую перчатку, если я выверну черную левую, то получу белую правую. Т.е. вот здесь процесс выворачивания, и здесь процесс выворачивания, а вот здесь — отражение в зеркале, т.е. в зеркальной плоскости, антисимметрическая операция выворачивания и симметрическая. Она в рамках одной и той же сущности переводит правую в левую, т.е. мы имеем антисимметричный тетраэдр, у которого есть плоскость симметрии и принцип выворачивания, т.е. плоскость антисимметрии, что и создает вот такую фигуру. И естественно, поскольку у меня единиц то всего осталось 4, мне хочется в центр вот этого всего множества поместить фундаментальную единицу из антисимметричного принципа преобразования, ибо переход внутреннего во внешнее, вообще говоря, это антисимметрическая операция, которая сразу позволяет решить целый ряд вопросов. Что, значит, привнести сюда эту фигуру? Ведь это, значит, совместить количество с качеством. Ведь симметрия дает качественную составляющую в нашем мире. Следовательно, вот эта только одна фигура, она уже сразу позволяет, наверное, сделать огромное количество выводов. То, что 4 единицы будут нужны везде и всюду как основа этот мира, это мы с вами потом убедимся, не 2, не 3, а 4 единицы, как какая-то дееспособная, будем говорить, сущность, способная вести что-то по пути эволюции. Но у нас еще 3 единицы. Следовательно, нам предстоит рассмотреть и объяснить и вот эту пространственность и антисимметричный тетраэдр.

В данном случае мы рассматриваем принцип, по которому в числовую последовательность мы вносим законы симметрии. Но поскольку эта фигура правильная, то в нее можно вписать и другие правильные фигуры. Правда, если она будет неправильная, т.е. вместо тетраэдра будет пирамида, то и другие фигуры будут неправильными, но это уже вопрос другой. Нас сейчас интересуют фигуры с очень высокой симметрией. И вот на этот каркасном, или реберном макете показано, как можно вписать друг в друга знаменитые Платоновы тела. Не просто так древние философы обращали внимание, будем так говорить, на их совершенство, правильность, не просто так соотносили с ними стихии огня, воды, воздуха. Мы увидим это еще с вами и разберемся, какую роль они играют. Но эти фигуры, ведь они же взаимосвязаны, и тетраэдр здесь находится внутри куба, образуя составные его части, т.е. и пентагон-додекаэдр, и икосаэдр, все они здесь. И вот я вам настоятельно рекомендую, для того чтобы разобраться и правильно понимать все принципы взаимодействий, которые мы с вами будем обсуждать, сделать вот такую модель, они получаются, в общем-то, очень просто, исходя из куба, можно это сделать. И мы с вами будем еще смотреть, как они взаимоотносятся, будем другие фигуры рассматривать, ибо здесь лежит огромная возможность анализа, какими качествами будут обладать те или другие, в нашем случае вершины, а вообще-то и ребра, и плоскости, и объемы. Т.е. мы должны будем с вами рассмотреть и свойства точки, и линии, и плоскости, и объема, и мы это затем сделаем затем. Но сейчас нам в первом приближении достаточно будет, для того чтобы что-то делать в дальнейшем, формализма вот этого антисимметричного тетраэдра, т.е. взаимоотношения внутреннего и внешнего, правого и левого. Так вот исключить что-нибудь из гармоничной системы невозможно, всегда будут присутствовать минимум 4 ипостаси: внутреннее и внешнее, правое и левое. Это другое уже дело, как они будут соотноситься, чего будет много, чего будет мало, что, как будет взаимодействовать, по принципу выворачивания, по принципу зеркального отражения, по принципу совмещенного взаимодействия, но всегда будут и последовательности и естественно сразу возникает возможность расположить их.

Есть белая внешняя сущность, и есть внутренняя сущность, но ведь закон неуничтожимости симметрии требует, чтобы разворачивающиеся вовне сущности имели одновременно и концентрирующиеся сущности. Т.е. как только мы с вами двинулись по числу стабильных комбинаций вовне, пошли по стабильным комбинациям, и сразу возникает требование, чтобы вовнутрь шла тоже какая-то сущность и формировала вовне все большее и большее развитие, внутри все большую и большую концентрацию. Т.е. закон количественно-качественных изменений совершенно однозначно действует и здесь, и включаются в действие принципы антисимметричности мира. Т.е. есть внутреннее, которое развивается по своим законам, есть внешнее, которое по своим, но они жестко взаимосвязаны и ничего нельзя сделать ни в одной сущности, не нарушив в других.

Категория: Тексты лекций Й.П.Герви | Просмотров: 1090 | Добавил: MindProbe | Теги: 1992